• 29 нояб. 2018Прямая речь

    Интервью с Ляйсан Утяшевой

    Утяшева

     

    Ляйсан Утяшева

    “Мы понимали, ради чего работаем. У нас на глазах сбывались мечты”

     

    Ляйсан Утяшева вместе с Ириной Чащиной и Алиной Кабаевой писала историю художественной гимнастики в начале 2000-х годов. Дважды Ляйсан побеждала на чемпионате Европы и один раз брала Кубок мира, но до золотой медали Олимпийских Игр так и не добралась. Все из-за тяжелейшей травмы. О том, ради чего мучаются гимнастки, Утяшева рассказала в интервью Ирине Шихман. 

    Меня никто не отдавал в гимнастику. Это был случай, меня тренер нашел в магазине. На тот момент в Волгограде было три продуктовых. Тренер увидела мои руки и то, как я заламываю пальчики. Специалистам же много не надо, они сразу видят даже по руке, по длине пальцев, какая будет фигура у девочки.

    Я смотрю на своих детей сейчас и понимаю, что насиловать их спортом не буду. Я мужу сразу сказала, что если приводим Софию в гимнастику, то он теряет сразу двух женщин своей семьи. Я не отдам дочь другому тренеру, мы будем по 9 часов проводить в зале и ездить на соревнованиях. И муж сказал, что хватит нам одной гимнастки. Но! Если где-нибудь в очереди или в аэропорту дочку увидит какой-то специалист и скажет: “а ну-ка, мама, приводите в зал”, тут уж я не смогу противиться. Это судьба.

     

    гимнастки
    Ирина Чащина, Алина Кабаева и Ляйсан Утяшева

     

    Самый сложный предмет для меня – это обруч. Он обманывает своей простотой и легкостью, а потом выскальзывает из рук, и это навсегда. Я помню, что именно обруч в свое время мне не дал выиграть чемпионат России, на котором я должна была бы побеждать априори. Обруч же помешал Алине Кабаевой стать олимпийской чемпионкой в 2000 году.

    Первую свою квартиру я купила, когда мне было 16 лет. Квартира в Москве, метро Коломенская, Нагатинская набережная. Тогда недвижимость стоила 15-20 тысяч долларов. На соревнованиях я выигрывала 2-3 тысячи, а на крупных стартах можно было рассчитывать на 10 и даже иногда на 15 тысяч. Я победила на Кубке мира и купила квартиру. А потом копила на обстановку и бытовую технику. Я выиграла что-то и купила холодильник.

     

    С виннер
    Ляйсан Утяшева и Ирина Винер-Усманова, президент Всероссийской федерации художественной гимнастики

     

    У Ирины Винер потрясающая энергетика победителя. Говорящая фамилия, правда? Я помню, меня, маленькую, все отговаривали переходить в группу к Винер. Ходили какие-то легенды про нее. А я пришла, она мне говорит: «Ах, ты моя красавица!». Мне повысили самооценку, меня полюбили. У Ирины Александровны ты всегда понимала, ради чего ты всё это делаешь. Потому что у тебя на глазах сбываются мечты. Девочка из Башкирии или девочка из Узбекистана приезжает в Москву, делает всё правильно и становится чемпионкой. 

    Если бы у нас в футболе была такая дисциплина, как у Винер, мы бы побеждали на всех турнирах. У Ирины Александровны заведено: постояла на пьедестале, поблагодарила страну, тренера, родителей, спустилась, ты никто и звать тебя никак. И у Винер всё так. Самая богатая женщина страны пашет каждый день по 10-12 часов.

    Я упала и больше не вернулась в художественную гимнастику, потому что поняла, что это всё. Прекрасно помню: играет «Тоска» Пуччини, я падаю, на меня падает мяч, зрители ахают и слышен хруст – это мое колено. Подбежали мужчины, чьи-то отцы, меня взяли на руки, отнесли в машину скорой помощи. Дальше уже не помню, потому что болевой шок стирает воспоминания. И вот лежа на койке с гипсом, я поняла: хватит. Но я не ненавижу, а обожаю гимнастический зал. Спасибо за этот опыт, я даже благодарна за травмы, операции, годы костылей.

     

    гимнастка

     

    В 2006 я осознала, что первой мне уже не быть. Мы справились с ногой, я выиграла ряд турниров. До Олимпиады в Пекине оставалось два года, и все говорили, что это будет мой успех. А я на Кубке Москве делаю элементарный переворот и подворачиваю колено. Полуразрыв связки, лечится два месяца. И ничего ведь такого страшного, особенно по сравнению с тем, что я прошла. Но я вылечилась, пришла к Ирине Александровне (Винер, - прим. SportCloud) и сказала: всё. Мы проговорили с ней часов 5-6, пытались здраво рассуждать, чтобы это было взвешенное и здравое решение. Ирина Александровна – прекрасный психолог, она мне рисовала картины будущего. «Вот за три месяца твое колено заживет, мы уберем из программы этот переворот…»  А я отвечаю: «Уберем переворот, потом уберем прыжок, потом еще что-то. Это олимпийская чемпионка? Или девочка, которая просто хочет дохрамать до Игр?» У меня было два года костылей, я очень устала.

    После окончания карьеры первым делом я съела гренки и зефир с маслом. Через полгода у меня было огромное лицо (смеется). И мне звонит Ирина Александровна: «Лисичка, ну как ты там? Я приглашаю тебя на бал чемпионов, будем чествовать и вашу сборную». А я говорю: «Не могу прийти, вы меня просто не узнаете».

    Не бывает такого, что вот ты золотая, всё сделала идеально, и тебя засудили. Ты либо допустила ошибку и не быть тебе первой, либо ты выступила прекрасно, и ты чемпионка.

    Источник: программа “А поговорить?”

комментарии